?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


      В одном из своих писем ко мне в Лондон моя сестра с лёгкой иронией спросила, какой музейчик я посетила в 101-й раз. Так как в этот приезд я приняла совершенно сознательное решение музейчиков не посещать вовсе, мне не терпелось удивить её этим решением, а главное, объяснить, как я к этому пришла.           
    При весьма приблизительном подсчёте выяснилось, что в Национальной картинной галерее я была 15 раз, в Британском музее более 10, а в Тауэре, соборе св. Павла и Вестминстерском аббатстве менее 10 раз — по причине их платности, и немалой. Мною многократно «охвачен» музей Виктории и Альберта, кроме мумий, которых там несколько десятков, но мне от них делается плохо, и смотреть я на них не буду ни за что.
      Все вышеперечисленные лондонские музеи обладают таким количеством бесценных сокровищ, что чем лучше ты это понимаешь, тем тоскливее тебе становится от мысли об их необъятности.
      То, что я никогда не смогу охватить даже ничтожную их часть, мне стало очевидным давно, а вот смирилась я с этим фактом только сейчас. Понимание моё произошло вот как. В один из походов в музей прикладного искусства имени королевы Виктории и её супруга принца Альберта я набрела на витрину с табакерками. На стеклянной полке на уровне моих глаз стояло штук примерно двадцать табакерок самых различных форм. Были они и круглые, и овальные, и прямоугольные, были в форме цветов и звёзд. Одни были вырезаны из слоновой кости, другие из дерева. Были табакерки из драгоценных металлов с цветными каменьями. На одних были причудливые узоры, а на других портреты-миниатюры их владельцев. Многие табакерки имели замки с секретиками. Объединяло все эти табакерки одно — каждая из них была произведением искусства и требовала неторопливого любования. Что я и делала — неторопливо любовалась. Когда все табакерки на полке были изучены, глаз мой начал скользить вверх по витрине. Выше и выше. А потом вниз по витрине. Ниже и ниже. И тут обнаружилось, что от пола до потолка (а потолки в музее ох какие высокие, можете мне поверить!) витрина состояла из множества полок — и все они были заставлены табакерками. Чтобы лучше представить себе размер этой витрины, я сделала несколько шагов назад и посмотрела по сторонам. И что же? Такие же стеллажи со стеклянными полками, сверху донизу заставленные табакерками, стояли вдоль стен по обе стороны огромного зала безо всякого интервала. Это было безнадёжно…
      Но всё дело в том, что без культурной программы я обойтись никак не могу. Это всё равно что никуда не ездить. Поэтому дело оставалось за малым — выбрать что-то культурно-историческое, но не музей. Может быть, связанное с живописью, но точно не с классической. И однозначно без мумий. И в этот самый момент, когда я поставила точку после слова «мумий», в углу моего компьютера выплыло вот такое объявление:

      В нём были все ключевые слова: «Лондон», «искусство», «альтернативный», «тур», «пешеходный» и «1 фунт 19 пенсов»! Я не могу сказать, что именно этот 1 фунт и 19 пенсов стали для меня ключевым моментом в принятии решения, конечно нет. Но свою лепту внесли.
      Итак, что же такое альтернативный Лондон и на что я поменяла 13-е посещение Британского музея?
      Представьте себе лондонский Ист-Энд. Узкие улицы застроены однообразными двухэтажными кирпичными домами, которые черны от гари и копоти. Во дворах-колодцах темно и сыро. Совсем нет зелени. Это трущобы Лондона, место обитания бедноты и рабочих. Джек Потрошитель, кокни, иммигранты — всё это Ист-Энд. Он хорошо описан у Ч. Диккенса, вы наверняка помните, как в романе «Оливер Твист» автор описывает впечатления главного героя: «Более гнусного и жалкого места он ещё не видывал. Много было маленьких лавчонок, но, казалось, единственным товаром являлись дети, которые даже в такой поздний час копошились в дверях или визжали внутри. (...) За крытыми проходами и дворами, примыкавшими к главной улице, виднелись домишки, сбившиеся в кучу, и здесь пьяные мужчина и женщина буквально барахтались в грязи».
      Вот так было при Диккенсе. А что же теперь?
      А теперь в этом районе соединилось всё: модные пабы и рестораны соседствуют с маленькими арабскими пекарнями, польскими продуктовыми лавками и китайскими take away; престижные художественные галереи живут дверь в дверь с мастерскими краснодеревщиков, шляпными салончиками и магазинчиками индийских благовоний, дома прошлых лет, отреставрированные по последнему дизайнерскому слову, выходят своими окнами на социальное жильё бедной части населения. На каждом шагу с лотков идёт торговля разнообразной едой всех кухонь мира. Запахи смешиваются, пробуждая аппетит, многоязычный гомон сливается в единый lingua franka, в котором «салам алейкум», «лехаим» и «эгешегедре» звучат стройной акапеллой. Прислушавшись к голосам, принюхавшись к ароматам кухонь, оглядевшись по сторонам, понимаю, что да, я в том самом альтернативном Лондоне. И этот другой Лондон показывает себя с совершенно новой для меня стороны. Он как будто говорит мне: «Ты же не хотела в 101-й раз идти в музей. Поброди здесь, посмотри на мои стены, крыши, ставни. Поиграй со мной в поиск сокровищ. Отгадай мои загадки». И я согласилась.
      И сразу все эти мрачные стены, двери, ворота и прочие плоские поверхности заполнились причудливыми птицами, яркими портретами, бытовыми сценками в стиле Пиросмани, грациозными животными, каббалистическими символами и просто наивными настенными рисунками в стиле каляка-маляка.
      Часто художники работают здесь нелегально, ночью, и тогда поутру осчастливленные владельцы домов распахивают свои окна и двери и от красоты такой неземной и неожиданной падают в обмороки. Некоторые, пониманием искусства не отягощённые, взгромождаются на лестницы и начинают благолепие это замазывать, а те, кто посмекалистее и пообразованнее, наоборот, художников привечают, разрешение им своё официальное на использование их личных дверей и стен выдают и потом выгоду с этого имеют. А выгода очевидна: стоимость недвижимости в этом районе за последние годы выросла неимоверно.
      Такого рода изобразительное искусство лучше показать, чем пытаться объяснить словами, чтобы не получилось, как при описании балета что-то вроде «и тут лебедь ещё раз взмахнул крыльями». Поэтому я перехожу к фотографиям. Кстати, снимать эту настенную живопись значительно интереснее, чем табакерки!

         




















Profile

proniakova
Марина Пронякова

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner