?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сугубо субъективные суждения

Лондон, ноябрь 2016 года


        Много лет назад, когда я училась в первом классе, моя тётя подарила мне набор кукол в национальных костюмах. Небольшие фигурки мальчиков и девочек из Грузии, Литвы, Туркмении, Молдавии, Армении, Эстонии и других союзных республик, единых своей нерушимой дружбой. Всего их было 15. Когда тётя вручала мне этот подарок, она сказала, что я живу в большой стране и что в этой стране живёт много разных народов, имеющих свои традиции и костюмы. Я часто разглядывала эти фигурки и детали костюмов. Особенно мне нравился грузинский мальчик в широких чёрных штанах и длинной черкеске, подпоясанной белым тонким поясом, и девочка-узбечка в шёлковом красном платье, зелёных шароварах и такого же цвета тюбетейке. По плечам у неё рассыпалось множество тоненьких косичек.

При виде узбечки на ум приходили строчки из стихотворения А. Барто «Твой праздник. День 7 ноября»:

У узбечки нет привычки
Две косички заплетать:
У москвички две косички,
У узбечки — двадцать пять!

    Со временем куклы растерялись, а в мире многое изменилось.




       

Я стою в очереди на границе в аэропорту Хитроу. Она, как гигантская змея, опоясывает несколькими кольцами огромный зал. Регулирует очередь молодая девушка в хиджабе, которая с трудом говорит на английском. Её радостно приветствуют прибывшие в Британию арабы, и вместо ожидаемого Good morning! я всё время слышу: «Салам алейкум!». Арабов девушка выстраивает в отдельную короткую очередь. Но не всех, конечно, а только тех, кто уже британские граждане.


       

Все остальные «дети народов Мира» безропотно стоят друг за другом. В большинстве своём это большие арабские семьи с несколькими детьми. В их одеяниях преобладают чёрно-коричневые тона, все женщины в хиджабах, а мужчины в кашемировых пальто, рваных джинсах и небриты. Дети плачут, а остальные члены семей без умолку что-то обсуждают.

Яркими пятнами в очереди выделяются отрешённого вида индианки. Их сари изящны и насыщены красками, а сами женщины преисполнены достоинства. Они стоят в очереди молча, и кажется, что не в очереди они вовсе, а просто поставлены здесь для красоты и любования.

Весьма привлекательно смотрятся негры, прости Господи, ну никак не привыкну называть их по-другому. Если в Америке они называются афроамериканцами, это понятно. Они из Африки и живут в Америке. А если я не знаю, где они живут, и хочу о них рассказать, как мне их толерантно назвать? Наверное, просто африканцами. Так вот, африканцы как на подбор— все высокие, сильные, энергичные. Они доброжелательно улыбаются и тихо разговаривают. На мужчинах яркие длинные свободные рубахи, все женщины в европейских одеждах. Спины у женщин ровные, а попы круглые и упругие.


       

Впереди меня стоит большая группа туристов из Японии. Нет-нет, они не в кимоно, конечно. У японцев появился новый вид национальной одежды — маски. В масках все поголовно, от пожилых людей до малышей. А если увидите в очереди лица азиатского типа, но без масок, то это не японцы точно.

Москвички также в национальной одежде, не все, конечно, но многие. Это соболиные или норковые короткие шубки и длинные, выше колен, сапоги на огромных шпильках. Я называю такие сапоги бл***кими, но это исключительно из зависти, потому что моя нога в них не влезает, а на таких шпильках я не только ходить, даже стоять не могу. Белокурые волосы девушек в косички не заплетены, они в художественном беспорядке прямыми прядями разбросаны по блестящему меху.

Точно таких же девушек я видела недавно на крыше Миланского собора. Тогда я подумала о том, как же сильны стереотипы! Видишь молодую девушку, одетую в меха, в таких вот сапогах на крыше — и сразу в голову приходят какие-то неправильные мысли. А на самом-то деле девушка приехала познакомиться с мировым культурным наследием. Ведь и так может быть, правда?

Два часа ожидания в этой пёстрой очереди проходят совсем незаметно. Я приближаюсь к месту, откуда видны стойки, за которыми работают офицеры миграционной полиции. С любопытством разглядываю их лица — несколько индусов в чалмах, арабки в хиджабах, латиноамериканцы, афробританцы. Каким-то пришельцем из другого мира на фоне такого этнического многообразия смотрится седовласый голубоглазый пограничник. Так и хочется назвать его — национальное меньшинство.

Мои знакомые встречают меня в аэропорту, и мы едем к ним домой. Они живут в одном из лучших и уж точно самом кошерном районе Лондона — в Golders Green. Сегодня суббота, и шабат ещё не закончился, поэтому большая часть магазинов, ресторанов и кофеен закрыта. Да и людей на улице не так много. Все мужчины, которых я увидела из окна машины, одеты в чёрное, на головах у них либо широкополые шляпы, либо кипы. Из-под одежды выглядывают шерстяные нитки-цициты, ветер их теребит, и они развеваются при движении. В Golders Green самое крупное в Британии поселение ортодоксальных евреев.

Кстати, из Англии евреи были изгнаны при Эдуарде 1. Он, как водится, назанимал у них денег, а когда пришло время отдавать, решил вопрос кардинально. Намного позднее, уже в середине 17 века, Кромвель, которому тоже были нужны деньги, позвал евреев обратно. В конце 19 века они начали осваивать Golders Green, экологически чистый район на севере Лондона.

  


         Вам никогда не кажется, что вокруг какой-то театр абсурда? Или что вы сходите с ума? Со мной такое время от времени случается. Чаще всего это происходит тогда, когда я узнаю нечто, что совершенно не укладывается не только в мою систему знаний, но в моё представление о ней. Поясню. В Иерусалиме люди, которые живут в стенах старого города, в шабат могут гулять с детьми и толкать перед собой коляску — и Бог их за это не покарает. Так как в Лондоне такой стены нет (странно, да?), то был найден вот какой выход. Вокруг
Golders Green была натянута проволока, символизирующая иерусалимскую стену. Благодаря этому стало возможно гулять с колясками по субботам. Но тут возникла другая трудность: проволока должна полностью оплетать район, но если враги её где-то перерезали, то всё, ничего не считается и ты нарушаешь заповедь. Поэтому целостность стены-проволоки регулярно проверяют. Но вся беда в том, что проволока может быть повреждена именно во время шабата, что проверить никак нельзя по той же самой причине, по которой нельзя в этот день сеять, косить, вязать снопы, зажигать и гасить огонь и толкать коляску. Всё это грех. Вот как раз в этом самом месте я и начинаю задаваться вопросом о состоянии своего сознания.


     …А сегодня в
Kenwood House я увидела её. Правда, она была не узбечкой, а негритянкой. Но косичек было заплетено никак не меньше чем 25!


Profile

proniakova
Марина Пронякова

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner